Наверх
vorle.ru

Как я долг Родине отдавал. Письмо 1-е

Акции

Солдат-срочник в эпистолярном жанре рассказал "ИА vRossii.ru" каково это, служить сегодня в армии…

С 1 ноября Сеть городских Интернет-порталов в городах Орел (www.vOrle.ru), Тула (www.vTule.ru), Липецк (www.GorodLip.ru), Воронеж (www.vVoronezhe.ru), Курск (www.vkurske.com), Белгород (www.vBelgorode.com), Брянск (www.vBryanske.com), Калуга (www.vKaluge.ru), Рязань (www.vRyazani.ru), Ярославль (www.vYaroslavle.ru), Тверь (www.vTveri.ru) и Смоленск (www.vSmolenske.ru) начинает серию публикаций откровенных писем солдата-срочника, проходящего службу в вооруженных силах РФ.

Недавно я поймала себя на мысли, что последнее время все чаще слышу от разных людей о каком-нибудь моем давнем школьном приятеле Пете Иванове, мальчике-мажоре, никогда не сомневающемся в своем светлом будущем и с детства "клавшем" на этот "долбаный долг Родине" фразу: ушел в армию… Понятное дело, возраст-то у меня и у моего окружения в основном призывной. Живу не в Израиле, и самой мне стать "новобранкой" не грозит, однако интересоваться этим явлением я стала все тщательней.

Еще бы! Когда защита собственной страны приравнивается моими друзьями, по меньшей мере, к ГУЛАГу, поневоле задумаешься: то ли СМИ нашли очередного козла отпущения и травят армейские ужастики с невероятным наслаждением, запугивая мальчишек. То ли наше "поколение нулевых" до такой степени избаловали собственные родители проплачеными аттестатами о ЕГЭ, такими же сессиями и дипломами, да и в целом вполне себе гламурной жизнью, что воинская обязанность для этих ребят стала сродни жестокому наказанию за плохое поведение.

Но факт остается фактом: в российскую армию молодые люди идти категорически не хотят. И находят 1000 и 1 способ "откосить" от столь знаменательного в жизни мужчины события. Эта осень, например, вообще побила все рекорды: 130 тысяч новобранцев только по официальным (!) данным уклоняются от службы. А тот Петр Иванов был отправлен в армейскую "ссылку" отцом, чтоб не спился и по клубам шататься до одурения перестал.

И все же, так страшен черт, как его малюют? Ответ на этот почти риторический вопрос мне подсказал один хороший знакомый, а ныне гвардии младший сержант Тимофей Карвеев (имя и фамилия по этическим соображениям изменены). Благо современные средства связи позволяют срочнику писать электронные письма (правда, как мне позже объяснили, не везде).

Часть1. Эпиграф

Вспомнил случай, когда еще только месяц пребывал в войсках. Подошел ко мне командир моего батальона и спрашивает:

- Карвеев, ты водить БТР умеешь?

- Никак нет, товарищ майор.

- Теперь умеешь.

- Есть!

Вот так быстро решаются многие вопросы в армии.

Часть 2. Будешь плохо себя вести - отправят к кавказским бабаям!

Первые впечатления об армии у меня сложились в изоляторе, куда меня забрали в первый же час пребывания в воинской части. У нашей команды из моего родного города оказалась повышенная температура. Что абсолютно естественно: на улице тепло, мы в бушлатах, еще и с жуткого похмелья (тут-то "проводы" и дали о себе знать). Военные врачи, измерив температуру, диагноз поставили сразу - ОРВИ, и выдали нам витамины. Три дня подряд мы тупо спали, а ночами нас качали (см. Сборник слов и выражений, используемых в российской армии ХХI века) за мелкие проступки и просто ради профилактики.

Наконец, пришло время переводить нас в роту сборов молодого пополнения, коих в части было шесть. Два часа мы с товарищами безуспешно искали, к какой роте мы приписаны, и, о чудо, неожиданно мы увидели своих первых командиров…

"С распростертыми объятьями" нас встретили: молодой младший сержант горячей кавказской крови, его русский помощник нашего же призыва, но тоже с характером, еще один младший сержант и старшина-дагестанец.

Так вот, про срочников кавказской национальности говорят правду: они совершенно не подчиняются, живут по своим законам. А офицеры на это никак не реагируют. Более того, русских военнослужащих часто пугают за косяки перевести в те подразделения, где выходцев с Кавказа много (в нашей части был паритет).

- Там тебе придется крепко беречь себя, - предупредили меня однажды.

Часть 3. Между мылом и мамой. Или "ноги" бушлатов

Начальство сразу же отфильтровали "ненужные" вещи. "Нужными" оказались лишь банные принадлежности и, удивительно, мобильники, которые, правда, через несколько часов тоже забрали. Как оказалось, телефонами разрешали пользоваться только вечером, в час личного времени. В этот час нужно было выбрать: либо мыться и штопать форму, либо успеть позвонить домой…

Жизнь потекла по ускоренной программе: мы обучались правильно заправлять постель, быстро подшиваться, мотать портянки и прочим военным традициям. Это и был настоящий курс молодого бойца. А если сержанты не могли нам придумать занятия, мы просто стояли в строю. Сидеть и лежать запрещалось.

Священным местом для нас стала столовая. Она находилась за полтора километра от казармы, куда мы ходили строевым шагом. За любые, мелкие или серьезные провинности наказание осуществлялось по дороге от казармы в столовую. Нас качали для того, чтобы сон после отбоя стал самым крепким.

На улице тепло, мы в бушлатах. Как результат - повышенная температура и ОРВИ Редкая минута покоя. Обычно, если сержанты не могли нам придумать занятия, мы просто стояли в строю

За время КМБ я сменил бушлатов столько, сколько раз посещал столовую. Получалось примерно так. Приходили, раздевались, оставляли охрану. Пока мы кушали, бушлаты приобретали "ноги" и уходили. В день рота теряла до девяти бушлатов и столько же приобретала. Невероятный оборот, если задуматься!

Часть 4. Первый парень в батальоне без гитары никуда

Таким образом, за две недели курса мы успели обучиться строевой подготовке, сделать первые выстрелы из автомата и, конечно же, принять присягу. Дальше по программе мне и всем недавно прибывшим духам предстояло распределение по различным подразделениям. Во время принятия присяги мы, новобранцы, уже знали, в каком подразделении будем проходить службу. А на следующий день нас, наконец, перевели. Я был распределен в батальон связи.

Наши сержанты говорили, что КМБ - это курорт, а дальше - "береги вас Бог". С этими мыслями я три дня на новом месте не спал, не ел, все ожидал, когда, наконец, начнется обещанный ад. Я находился в постоянном напряжении, в голове вертелось, что, ну, не может все быть так просто: кубрики по шесть человек с отдельными шкафами, телевизором, холодильником. Старослужащие отдыхают на кроватях, никто не орет, никуда не бежим… В общем, в такой теплой атмосфере, я и стал проходить дальнейшую службу.

Уже на второй день в "связи" я с дедами выпил водки за рождение у одного из них дочери. Но это, естественно, происходило глубокой ночью, чтоб "без палева".

Большой вопрос, какое умение в армии полезнее - пользоваться автоматом... ...или играть на гитаре

Надо отдать должное моей смекалке - в армии я сразу же обзавелся гитарой и стал довольно частым гостем на вечеринках у местных вояк. Помнится, на Новый год за музыкальное оформление меня спаивал прапорщик шампанским, пока нас не разогнал командир батальона. Но прапор своей затеи не оставил и на следующий же день, 1 января так-таки меня споил… Праздник все-таки.

Сборник слов и выражений, используемых в российской армии ХХI века:

Качать, прокачивать - заставлять заниматься физическими упражнениями (чаще приседания, отжимания) в неурочное время в целях наказания за те или иные проступки. Для более качественной прокачки используют противогазы, ОЗК, табуреты в руках при приседаниях, прокачка в сушилке и прочие способы для усложнения упражнений.

Рота сборов молодого пополнения - одна из рот курса молодого бойца.

Курс молодого бойца (КМБ) - начальный период прохождения службы по призыву в российской армии.

Связь - батальон связи.

Продолжение следует…

Печать

Спецпредложения компаний (на правах рекламы)

Яндекс.Директ