Наверх
vorle.ru

Жабры сушит? Под воду!

Туризм и отдых

Увлечение дайвингом подобно зависимости. Если "жабры сушит", подводник опускается в морское царство в любое время года.

Какое бы время года ни значилось в календаре, подводник опускается в морское царство: зимой – под лед, летом – на затонувшие объекты. Если первое считается опасным занятием, то затонувшие корабли - еще опаснее.

При нулевой видимости легко напороться на острые железные края и предметы экипировки судна, запутаться в проводах и снастях. Сложности могут возникнуть и при нахождении выхода из трюмов и кают. Но это не останавливает сильную половину человечества: дайвинг все-таки остается преимущественно мужским экстремальным увлечением. Дело даже не в физической выносливости и особенностях психики. Просто по своей сути мужчины более склонны к риску, любят идти к цели и побеждать, иногда ставя свою жизнь под угрозу.

Боевое крещение

Рэк-дайвинг – погружение на затонувшие объекты – один из самых увлекательных занятий аквалангистов.

Любимейшее место для погружения на Черном море – "Цесаревич Алексей", затонувший в 1916 году у мыса Тарханкут, в пяти километрах от берега. На дно он лег почти стоймя: корабль вдруг, как призрак, возникает из голубоватого полумрака. Вода здесь прозрачная, видно все отчетливо, вплоть до резных перил на палубе. За мачты зацепились рыбацкие сети, их колышет вода - и кажется, что судно все еще продолжает свое плавание, словно "Летучий голландец".

"Цесаревич Алексей" по праву считается самым удивительным рэком в Западном Крыму. Старый и хорошо сохранившийся корабль, казалось, запечатлел картину своей гибели: он затонул от подрыва на мине. Для любителей приключений есть возможность пройтись по палубе корабля, заглянуть в рубку. Погружение на этот пароход считается боевым крещением у дайверов. Глубина – метров пятьдесят, а в трюмах – и все шестьдесят. Это притом, что в Черном море уже после тридцати метров резко становится темно и холодно. А на "Цесаревиче", какая бы ни была летом температура,– плюс девять градусов в лучшем случае", - увлеченно вспоминает Алена, белгородский дайвер и инструктор.

Ныряем по Черному…

Матерые подводники уверены: у моря ничего забирать нельзя! Оно наказывает.

"Я к воде отношусь, как к живой силе, которая имеет свой разум и энергию, - уверяет дайв-мастер, выпускница журфака. – Максимум, что я себе позволил взять, – это немецкие газеты с "Волги-Дона". Они были в отличном состоянии, но, когда достали, начали рассыпаться буквально на глазах – мы заламинировали их на память для потомков".

Самое большое и практически не поврежденное судно на доступной для дайвинга глубине (около 30 метров) – "Волга-Дон".

Изначально оно принадлежало Советскому Союзу, но в 1941 году было захвачено немцами и переоборудовано в грузовое. Через два года транспорт поразила торпеда советской подводной лодки, и он затонул, не дойдя до берега около пяти километров. На борту судна находились более трехсот тонн груза для авиации и аэродромных частей фашистов – вооружение, техника, боеприпасы.

Встречались и агитационные листовки на русском языке для вербования наших солдат в армию противника, документы на награды, личные вещи, посылки, письма с печатями "секретно".

"Метровый слой ила "ставит капканы" мародерам. И, если ты в трюме случайно заденешь" его ластами, выбраться будет достаточно сложно. Меня не привлекает жажда наживы. Наоборот, я стараюсь как можно меньше брать из воды, - отвечает на мой вопрос о желании найти клад белгородский дайвер. – Мне интересно восстановить картину случившегося, причину гибели судна, "прикоснуться" к истории, увидеть все своими глазами. Я воспринимаю "Волгу-Дон", как музей".

У других свое мнение на этот счет. Например, один опытный дайв-фотограф достал с "Волги-Дона" эсесовский серебряный перстень, притом - номерной. Своей находке он был очень рад. После горе-искатель разобрал камеру, положил её на палубу и не успел отвернуться, как море слизало все в считанные секунды. Такова цена "подарка". К этому стоит добавить, что сегодня во всем мире подъем грузов и кладов с затонувших объектов без специального на то разрешения запрещен.

Подводный музей

Еще один интересный объект– "Салем Экспресс". Он затонул в 1991 году в Красном море.

Пассажирский паром направлялся из порта Саида в Сафагу. На борту находилось около тысячи пассажиров – паломников из Мекки.

От сильного удара после столкновения тысячетонного корабля с рифом открылся доступ в грузовой отсек в носу корабля. Вода устремилась внутрь и затопила трюмы в считанные минуты. Хотя до берега оставалось всего несколько метров, из-за плохой видимости и волн спастись удалось лишь ста восьмидесяти пассажирам.

"В течение нескольких лет затонувший паром грабили. После власти заварили входы внутрь корабля и объявили его братской могилой. Когда я была на "Салеме", у меня не было желания даже притрагиваться к чему-то - не то, что забирать с собой, - вспоминает свои ощущения Алена, инструктор по дайвингу. – От него идет тяжелая энергетика. Когда попадаешь на военный корабль, чувствуешь, что он все равно рано или поздно оказался бы здесь, но когда гражданский… Совершенно другие ощущения".

Каждое затонувшее судно обладает своей аурой, и хороший дайвер её всегда чувствует.

"Перед тем как идти на корабль, я всегда тщательно изучаю его историю. Например, на пассажирском пароме "Салем Экспресс" становится не по себе: там разбросаны игрушки погибших детей, личные вещи – как будто это произошло совсем недавно. Такое чувство, что слышишь голоса, - мистическим голосом произносит любитель подводного мира. – Притом не стоит списывать это на мою эмоциональность. У многих такие же ощущения. Новичков сразу предупреждают, что здесь часто выходит из строя техника. И действительно; у меня очень сильно начала течь маска, я не мог продуть уши. После погружения я проболел неделю, то же случилось и с моим отцом, с которым мы погружались вместе".

Такие странные вещи трудно объяснить… Но вот, например, звуки, словно кто-то стонет, можно списать на то, что корабль постепенно оседает и, медленно погружаясь, издает подобный гул.

Увидеть акулу и…

Опасных хищниц - акул - дайверы считают грациозными и умными, а к людям они в большинстве своем подплывают из любопытства.

"Акулы - любопытные животные. Если она близко к тебе подплывает – это не значит, что она хочет попробовать тебя на вкус, - утверждает бесстрашный дайвер. – Акула нападет лишь в двух случаях: человек сам проявит агрессию или у него будет кровоточащая рана. Если в воде ты поранился, лучше сразу всплыть – эти хищницы чувствуют запах крови за несколько километров".

В технике безопасности дайверов написано, как вести себя, если акула все-таки напала. Один из способов защиты – ударить в морду, а дальше, как карта ляжет: либо вы еще больше разъярите её, либо она уберется восвояси.

"Несмотря на риск, я мечтаю когда-нибудь увидеть белоплавниковую акулу – лангемануса, она входит в четверку самых опасных, - делится своим сокровенным желанием аквалангист. - Она огромная и безумно красивая. Но вот пока что ни разу не повезло".

Удачи не желать!

Есть у дайверов свои суеверия и неписанные правила. Когда уходишь в море, нельзя желать удачи, свистеть и вспоминать черта.

Подводники всегда доверяют своей интуиции: "Когда я опускался на корабль "Цесаревич Алексей", то почувствовал, что мне сюда ходить больше нельзя. У меня было сильное азотное отравление, я себя вообще не контролировал. Ощущение жуткого страха: поднимаешь голову, а над тобой бездна, и тебе хочется только одного – рвануть и сию минуту всплыть. А с глубины пятьдесят метров - это стопроцентная смерть. Слава Богу, я успел показать напарнику, что у меня начался "азот", он поднял меня на несколько метров выше, давление ослабилось, я пришел в себя".

Вода учит спокойствию. А любую ситуацию можно решить, если ты сконцентрирован и действуешь быстро и целенаправленно. Поэтому дайверы - не бесстрашные, как может показаться на первый взгляд, а наоборот, очень осторожные, умеющие владеть собой.

Единственное, что они не могут сделать, - это отказаться от моря.

Печать

Последние новости

Спецпредложения компаний (на правах рекламы)

Яндекс.Директ